Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Авария – дочь мента

Четверг, 22 июля 2010

ДТП с участием высопоставленного чиновника может обойтись смолянке в миллион рублей

Хронология автомобильных аварий с участием высокопоставленных лиц в последнее время в буквальном смысле захлестнула нашу страну. Но зачастую катастрофы просто невозможно скрыть либо из-за большого количества свидетелей, либо из-за жертв. В провинции все немного иначе. Тут не то что скрыть последствия или даже сам факт аварии, как оказывается, не составляет большого труда, так местные чиновники умудряются на этом еще и “заработать”.

Два депутата и собака

20 января 2009 года автомобиль “Лексус LS 460”, гос.номер А567МР, зарегистрированный в Смоленской области и принадлежащий областному государственному автотранспортному учреждению администрации Смоленской области, по Московскому шоссе возвращался в Смоленск из поселка Каспля, что в Смоленском районе. В это же время, около 8 часов утра, навстречу “Лексусу” двигался автомобиль “ВАЗ-21099” под управлением гражданки Никитиной. В районе Московского шоссе, д,1 перед “девяткой” неожиданно возникла перебегавшая дорогу собака. Кто-то из автолюбителей, несомненно, предпочел бы сделать из собаки дорожную пиццу, чем рисковать на скользкой январской дороге. Но Людмила Никитина не захотела убивать ни в чем не повинную животину, она применила торможение, тем самым значительно снизив скорость. После чего ее автомобиль как будто “подтолкнули на качелях”, его развернуло вокруг своей оси, и он врезался в сугроб на обочине со стороны встречного движения. Но сказать, что автомобиль Никитиной оказался на полосе встречного движения, было бы неправильно, широкое Московское шоссе исторически остается неразмеченным на полосы, видимо, в память о наполеоновском походе.

Стряхнув шоковое оцепенение, Никитина увидела, что справа на ее машину на большой скорости несется автомобиль, играющий огнями синего проблескового маячка. Потом, по воспоминаниям Никитиной, последовал сильный удар. Сознание женщина не потеряла, но долгое время находилась в шоковом состоянии, так ее и застали вскоре прибывшие гаишники.

Отдадим должное профессионализму сотрудников ГИБДД, оказавшихся на месте ДТП. Им предписано “основываясь на действующем законодательстве, должностных инструкциях, гражданской позиции, установить психологический контакт с участниками ДТП с целью конструктивного взаимодействия для достижения общесоциальных целей, направленных на повышение безопасности на дорогах”.

Контакт? Есть контакт. Осведомившись, жива ли водитель “девятки”, и увидев, что за пассажиры сидят в “Лексусе”, сотрудники ГАИ сразу смекнули, что к чему. “Кашпировские” в погонах дали отеческую установку насмерть перепуганной Никитиной на спокойный долгий отдых в больнице. Мол, ее страховки ОСАГО вполне достаточно, чтобы восстановить поврежденный ею элитный автомобиль, а “девятку” ее муж сам отремонтирует. Психологическое внушение гаишников подкреплялось парализующими волю всполохами мигалки и тем фактом, что в машине перевозили самого Анатолия Мишнёва -председателя Смоленской областной Думы, вместе с ним в “Лексусе” ехал молодой депутат Артем Туров.

На чем основывались гаишники, вынося постановление о виновности Никитиной, вполне понятно. Если бы они поступили иначе, их точно бы не погладило по голове свое же руководство. Поэтому стражи дорожного порядка выбрали, на их взгляд, меньшее зло, решив угодить тому, кто у власти, а не тому, на чьей стороне закон. Сотрудники ГИБДД вменили Никитиной в вину, что она, дескать, нарушая п. 9.10 ПДД, не выбрала безопасный боковой интервал до движущегося навстречу автомобиля “Лексус” и совершила с ним столкновение.

Но вот в чем дилемма – и интервал Никитина выбрала правильный, и ехала по накатанному следу, и скорость ее движения соответствовала дороге со снежным накатом -занесло ее не сразу с началом экстренного торможения, а тогда, когда скорость была сброшена. Собака осталась жива.

Занос автомашины Никитиной на сторону встречного движения произошел не оттого, что она потеряла управление автомобилем по небрежности или неоправданной самоуверенности, чему соответствовало бы вменение ей п. 9.10 ПДД. Напротив, ДТП случилось в результате соблюдения Никитиной п. 10.1 ПДД, а именно “при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства”.

Все Никитина делала правильно, но ее автомобиль все же занесло. Причин заноса может быть много -это и выбоина в покрытии, скос покрытия или его неровность. Всего не предвидишь -произошел несчастный случай, который гаишники интерпретировали как вину Никитиной. Но главное, что они исказили в обстоятельствах ДТП, так это то, что Никитина совершила столкновение с “Лексусом”, перевозившим Анатолия Мишнёва.

Что такое столкновение? Это взаимодействие двух движущихся транспортных средств. В данном случае автомобиль Никитиной остановился, уткнувшись в сугроб на обочине, и через какое-то время -Никитина уже стала приходить в себя -с ее автомобилем повзаимодействовал “Лексус”. В трассологии это называется наездом. И важна здесь не столько разница в терминологии, сколько экспертная оценка действий водителя “Лексуса” и правовые последствия.

Имел ли техническую возможность водитель “Лексуса” предотвратить наезд или нет? Ответ на этот вопрос документально не зафиксирован. Вероятней всего, имел -по словам водителя “Лексуса”, скорость его движения не превышала 60 км/час. Что это означает? Мог водитель “Лексуса” предотвратить наезд, но по неосторожности не предотвратил. Пункт ПДД 10.1 предписывал ему экстренно тормозить перед автомобилем, который потерял управление, а он самонадеянно попытался объехать его справа -вот и причина наезда -виновность водителя “Лексуса”.

Само собой, данные рассуждения строятся не только на установленных фактах, которых явно недостаточно для принятия справедливого решения о виновных в ДТП, но и на предположениях и допущениях, в которых не было бы нужды, если бы по делу была назначена комплексная автотехническая экспертиза. Действиям водителей в сложившейся дорожно-транспортной обстановке была бы дана экспертная оценка. Была бы определена траектория и характер движения транспортных средств перед ударом, относительное расположение транспортных средств в момент удара -объективно установлены обстоятельства ДТП.

Скорей всего, именно этого и опасались прибывшие на место ДТП гаишники, раз они умело убедили Никитину не обжаловать постановление. Мол, и так все “устаканится”.

Секреты ведомственного гаража

Но лиха беда начало. Дальше – больше. В какую историю попали Людмила Никитина и ее муж Андрей, они осознали, лишь получив исковое заявление от областного государственного автотранспортного учреждения администрации Смоленской области, сокращенно будем называть его “Гараж”. Дело в том, что в результате ДТП автомобиль “Лексус LS 460” утратил товарную стоимость. Это “Гараж” подтвердил заключениями Торгово-промышленной палаты и комиссионной судебной автотехнической экспертизы, которые оценили ремонт “Лексуса” в 877 тысяч рублей, в том числе с учетом того, что Арбитражный суд уже присудил к взысканию в пользу “Гаража” 120 тысяч рублей со страховой компании по ОСАГО.

Никитины, конечно, попытались ходатайствовать перед судом о назначении автотехнической экспертизы, но получили отказ, так как десятидневный срок обжалования постановления об административном нарушении истек, пока Никитина находилась на лечении после аварии. Более того, виновность Никитиной уже была положена в основу решения Арбитражного суда, которое имеет преюдициальное значение. Оспаривание оценки причиненного ущерба тоже не принесло результата. Несмотря на то, что по результату независимой экспертизы специалисты сделали вывод, что на Никитиных решили повесить повреждения не только автомобиля “Лексус LS 460”, государственный номер А567МР, но и других транспортных средств Областного государственного автотранспортного учреждения администрации Смоленской области.

И сроки можно было восстановить, и в заседании арбитражного суда Никитины участие не принимали -нет преюдиции. Но все попытки обжаловать решение суда, взвалившего на плечи семьи, живущей, по сути, хлебом насущным, не привели к восстановлению справедливости. У судов, видимо, как у гаишников, есть своя гражданская позиция по отношению к руководству Смоленской области.

Тут следует вспомнить, кто принимает решение о продлении срока работы судьи, и задуматься о некой круговой поруке.

А что же сам г-н Мишнёв? Можно практически со стопроцентной вероятностью быть уверенными,что его окружение полностью избавило в высшей степени занятого, ответственного за судьбу области человека от отголосков ДТП, в котором ему по несчастному стечению обстоятельств пришлось поучаствовать. Разумеется, никаких указаний по этому делу сам Мишнёв никому не давал. Остается надежда, что этот материал поможет, в том числе и Анатолию Мишневу, не только дать указание все уладить по справедливости, но и устроить разгон не в меру ретивым чиновникам и их приближенным, так до конца и не понявшим, что служение народу не равно его унижению.

Комментарий адвоката

Олег Щербаков, адвокат Московской городской коллегии адвокатов:

Мне как адвокату, не принимавшему участия в деле, трудно его комментировать. Другое дело, история, описанная в газете. Российская, прямо скажу, история. Произойти она, конечно, могла и в другой стране, но уж никак не в Европе и тем более не в США, где мне довелось жить и работать.

Невозможно представить полицейского, который умышленно исказит фактические обстоятельства ДТП в угоду высокопоставленному его участнику, хоть первому лицу государства. И не потому, что будет опасаться независимого расследования прессы, куда непременно обратится другой его участник, и не потому, что искажения фактов будет требовать от него вышестоящее начальство – это исключено, и уж точно не от лакейского заискивания перед властью. Полицейский будет действовать, строго исполняя предписания закона, вызывая уважение у окружающих и с чувством самоуважения. То есть в рамках сложившейся в цивилизованном обществе правовой культуры. Точность фиксации следов и предметов на месте ДТП у полицейского будет соответствовать его технической оснащенности. В своей российской практике я, ни разу не сталкивался с тем, чтобы место наезда на пешехода фиксировалось не со слов случайных очевидцев, а с применением приборов, позволяющих установить следы подошв пострадавшего. Думаете нет таких приборов? Есть. Но не царское это дело – ползать гаишнику на корточках по асфальту.

Вот и в деле Никитиной не установлен тормозной след, а ведь он был – ее машина не оборудована ABS. Где машину занесло? Где она уткнулась в сугроб? Место наезда не описано – не известно, были ли там фрагменты частей автомобилей, осыпь стекол, следы перемещения транспортных средств и т.п. Как при такой фиксации следов восстановить действительные обстоятельства ДТП? В результате могло родиться “удобное” постановление о признании вины Никитиной в ДТП.

У цивилизованного участника ДТП даже не мелькнет мысль предложить полицейскому взятку или применить к нему “административный ресурс”. Мигом уложит лицом на асфальт. Я наблюдал за полными ужаса глазами американцев, когда в России они становились свидетелями обычных гаишных поборов. Коррупции на дорогах у них нет, потому просто, что быть не может. И уж, разумеется, каждый участник ДТП обратится к адвокату за юридической помощью. Достаточно взять мобильный и набрать номер – ближайший дежурный адвокат будет на месте через разумное время. Это другой аспект господствующей в приличном обществе правовой культуры.

Случается, ко мне обращаются мои доверители, оказавшись в ДТП. Даже консультация по телефону: что делать в первую очередь, на что обратить внимание, как себя вести – имеет существенное значение для дальнейшего хода дела. Почему не обратилась к адвокату Никитина? Не знаю. Но причин может быть сколько угодно, и, главная, пожалуй, – это материальные соображения. Адвокату надо платить. Пригласят в дело, если цена вопроса соизмерима с адвокатским гонораром. А если нет?

И если в США защищать свои интересы в суде или в полицейском участке самостоятельно не принято, как не принято, скажем, самостоятельно устанавливать себе зубные коронки, то в России экономия на адвокате – нормальное явление. До поры до времени. Дело Никитиной – другим наука.

Что бы там ни внушали Никитиной гаишники, надо было, не медля, обращаться в суд. Обжалуя постановление об административном нарушении, ходатайствовать о назначении автотехнической экспертизы, предъявив экспертам для исследования поврежденный автомобиль, попытаться доказать ошибочность выводов о виновности Никитиной. Но это советы задним числом. Есть ли судебная перспектива на сегодняшний день? В 2008 году внесены изменения в Кодекс РФ “Об административных нарушениях”, в частности, регламентирующие порядок надзорного производства. Не исключаю такой возможности после ознакомления со всеми материалами дела.

Комментарий автоэксперта

Сергей Мукимов, эксперт бюро судебных экспертиз “Версия”:

Требование п.9.10 ПДД следующее: “Водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения”.

В данном пункте Правил регламентируются два условия, которые должен выполнять водитель при управлении транспортным средством.

Первое условие – соблюдение дистанции. С технической точки зрения, применение данного пункта Правил обосновывается для ситуаций, когда транспортные средства двигаются друг за другом какое-то определенное время и когда водитель сзади двигающегося автомобиля может постоянно оценивать ситуацию и выбирать безопасную дистанцию до двигающегося впереди транспортного средства.

Второе условие – соблюдение бокового интервала. Для выполнения этого требования водитель должен соблюдать боковой интервал как при попутном движении, так и при встречном разъезде.

Данное ДТП произошло после того, как автомобиль “ВАЗ” вынесло на встречную полосу дороги и он остановился, т.е. в момент столкновения автомобиль “ВАЗ” находился в статичном положении. Если бы данное столкновение произошло при встречном разъезде автомобилей, т.е. когда оба автомобиля находились в движении, то применение данного пункта ПДД было бы оправданным.

Требования п.10.1 ПДД следующие: “Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства”.

В данном пункте Правил дорожного движения регламентируются несколько условий, которые должен выполнять водитель при управлении транспортным средством.

Первое условие – ограничение скоростного режима. Общие ограничения скорости движения регламентированы пунктами 10.2 и 10.3 ПДД.

Второе условие – интенсивность движения транспортного потока. Водитель транспортного средства оценивает интенсивность движения, руководствуясь субъективными впечатлениями. Главное требование для выполнения этого условия это то, что при движении водитель должен соизмерять скорость движения своего транспортного средства со скоростью транспортного потока. Наиболее безопасной считается скорость, равная или близкая к средней скорости транспортного потока.

Третье условие – особенности и состояние транспортного средства. Здесь необходимо учитывать технические характеристики транспортного средства – состояние тормозной системы, шин, рулевого управления, динамические характеристики автомобиля.

Четвертое – дорожные условия. Важными факторами являются ширина и состояние покрытия, продольный и поперечный профили дороги. Для решения вопроса о несоответствии скорости движения данным дорожным условиямнеобходимо установить, какая конкретно величина скорости должна была быть безопасной в этих условиях.

Пятое – снижение скорости движения для предотвращения ДТП. Причем в Правилах речь идет не о любой опасности, а только о той, которую водитель в состоянии обнаружить с учетом конкретных условий.

Далее следует отметить, что под опасностью для движения необходимо представлять людей или объекты, находящиеся на пути транспортного средства, в его полосе движения либо в непосредственной близости от нее, а также приближающиеся к ней и каким-либо образом создающие помеху для движения. Опасность для движения может быть также связана с состоянием самого транспортного средства, состоянием других транспортных средств, действиями других участников движения и т.п. Таким образом, опасность для движения – это ситуация, в которой продолжение движения в прежнем темпе создает угрозу и может привести к дорожно-транспортному происшествию.

Однако существуют ситуации, которые представляют опасность для движения, но водитель не в состоянии обнаружить эту опасность, не оказавшись в опасности. Например: водитель автомобиля, находящийся за рулем в двигающемся автомобиле, вряд ли в состоянии обнаружить на залитой водой проезжей части дороги скрытую от глаз яму или открытый колодец, находящиеся под водой, или же определить из автомобиля изменение скользкости дорожного покрытия и т.п.

Поэтому в Правилах дорожного движения говорится не о любой опасности, а лишь о той, которую водитель в состоянии обнаружить с учетом конкретных условий.

Как следует из описания дорожной ситуации, водитель автомобиля “ВАЗ” увидела собаку, находящуюся на проезжей части дороги, и приняла меры к торможению автомобиля. Контроль над автомобилем в начале процесса торможения не теряла. Проехав какое-то время в заторможенном состоянии, автомобиль неожиданно потерял курсовую устойчивость, его стало разворачивать и вынесло на сторону встречного движения. Где он, уткнувшись в снежный бруствер, остановился. Только спустя некоторое время произошел наезд на стоявший в снегу автомобиль “Лексусом”, от которого “ВАЗ” развернуло и отбросило на проезжую часть дороги.

В такой дорожной ситуации для установления причины ДТП необходимо определить, соответствовали ли действия второго водителя требованиям ч.2 п.10.1 ПДД., т.е. имел ли водитель автомобиля “Лексус” техническую возможность избежать наезда на автомобиль “ВАЗ” путем принятия мер к торможению.

Автор: Алексей ВОЛКОВ

МК Смоленск



Источник: Смоленск 2.0